Погорелич, Плетнёв, Виктюк и мои родители

  Я — поздний ребенок. Родился, когда мои родители были уже состоявшимися людьми.

         Мама — Татьяна Сухачева. Физик-теоретик по специальности. Меня до сих пор завораживает название ее дипломной работы: «Поведение электронной жидкости в квантующих магнитных полях». Типичная отличница и эстетка. Она недолго работала по специальности. Пробовала себя в журналистике, театре, кинопроизводстве. Вышла замуж за известного артиста Игоря Старыгина и переехала из Екатеринбурга в Москву. По совету моего деда — Бориса Сергеевича Сухачева, с 35-летнего возраста и до конца жизни проработавшего директором различных заводов на Урале, стала заниматься организацией гастролей  артистов и коллективов. У нее это хорошо получалось.

         В какой-то момент капризы звезд шоу-бизнеса стали надоедать, и она задумалась о серьезным искусстве. Так случилось, что в это же время пианист Михаил Плетнев решил собрать негосударственный симфонический оркестр и начать дирижерскую карьеру.  Они встретились и без копейки за душой, одержимые единой идей, начали воплощать свои мечты в жизнь. Ведущие артисты главных оркестров Москвы побросали свои насиженные места и рванули за ними.

        Чудесным образом нашелся и спонсор — российский меценат  Кирилл Иосифович Богданович. Возможно мамин рассказ о светлом будущем оркестра был так убедителен, что  со словами: «если девочке хочется оркестр — он у нее будет»,  Богданович в течение года на свои деньги   содержал более ста человек. Платил самую высокую среди московских оркестрантов зарплату, арендовал под репетиционную базу зал в престижной  гостинице «Космос» и концертные площадки для выступлений. .

        Презентация оркестра в Большом зале Московской консерватории  и последующий пышный  банкет  также были за его счет. Постепенно этот денежный поток  стал иссякать, но появились другие желающие содержать ставший уже знаменитым Российский национальный симфонический — первый частный оркестр за всю историю России.

         Неожиданно в его судьбу вмешался  знаменитый пианист Иво Погорелич. Обнаружив в коллективе множество знакомых со времен учебы и совместного проживания  в интернате Центральной музыкальной школы лиц,  он со свойственным ему энтузиазмом,  давя своим авторитетом,  убедил самую известную в мире промоуторскую  фирму CAMI и немецким брендом  звукозаписи классической музыки «Deutsche Grammophon»  заключить с оркестром выгодные контракты. Они обеспечивали расписанные на годы вперед зарубежные гастроли и записи. Для коллектива, который не брал от государства ни копейки на свое содержание, это стало большим подспорьем.

     Почти одновременно с оркестром  у мамы появился  «Театр Романа Виктюка«. Ажиотаж  вокруг  его спектаклей «Служанки» и «М.Баттерфляй» был так велик, что иной раз приходилось вызывать конную милицию.

     Потом добавился «Вивальди-оркестр» Светланы Безродной, где быть директором она попросила моего папу — Георгия Галактионова. Они познакомились в те времена, когда  мама еще не разочаровалась в шоу-бизнесе.

      Папа — фанат рок-музыки, профессиональный бас-гитарист. После школы легко поступил в Институт нефтяной и газовой промышленности, но через год бросил его, целиком отдавшись своему увлечению. Мой дед — Федор Иванович Галактионов, пареньком ушедший из молоканского села в Азербайджане  на Великую Отечественную войну и дослужившийся до заметного чина в Штабе Московского военного округа, был своенравен. По его указанию отца немедленно забрали в армию.

      По окончанию военной службы параллельно с учебой в Гнесинском училище он играл в самых модных тогда коллективах. Вместе с братом  они создали собственную группу «АГА», но знаменитой и приносящей доход она не стала. Со временем юношеский задор выветрился, накопилась усталость от постоянной погони за заработком и папа, имевший большие организаторские способности, перешел на работу в фирму, которую возглавляла мама.  Он руководил театром Виктюка, позже  оркестром Плетнева…

       Пять лет они проработали вместе…Когда мама развелась со Старыгиным, отец по-дружески помогал перевозить вещи и бюст «героя» на новую квартиру, купленную ею бывшему мужу. В один прекрасный день все изменилось… Папа мучительно уходил из предыдущей семьи.

      Перед моим появлением на свет каждый из троих: Плетнев, Виктюк и мама пошли своей дорогой.  У нее сохранились теплые отношения с Виктюком. На третий день после моего рождения он приехал в роддом поздравлять родителей. С момента расставания она  больше не встречалась с Плетневым, который никогда, говоря о создании оркестра, не упоминает фамилии Сухачевой, Богдановича и Погорелича.

     Сегодня отец — преуспевающий бизнесмен. Он-человек с потрясающим чувством юмора и феноменальной коммуникабельностью. Мама занимается мной и нашим домом, который построен по ее проекту и обставлен мебелью, сделанной в ее мастерской по ее эскизам. У меня три чудесных сестры — Маша и Даша ( от первого папиного брака) и Ася (племянница мамы). Все три — успешные дизайнеры. Дружим не только мы, но и папины жены. Время стирает все обиды…ф